ProgressoR / Uzbekistan Progressive Rock Pages

Interviews of Prog


Lynn Meredith
Lynn Meredith
(PROTO-KAW)
Proto-Kaw-2003
Интервью с Lynn Meredith of Proto-Kaw (Pre-Kansas):

VM: Привет, Линн! Большое спасибо за согласие дать мне интервью. Я очень впечатлен альбомом "Ранние Записи Kansas: 1971-'73" и твоим вокалом. Но особенно я рад факту возвращения Proto-Kaw в мир прогрессивной музыки. Вы вот-вот закончите работу над вашим новым альбомом "Before Becomes After" ("До" Становится "После"), который выйдет через месяц-полтора. Какие чувства ты испытываешь сейчас, будучи снова вовлечен в процесс создания музыки плюс с теми же людьми, с которыми ты играл более 30 лет назад?

LM: Все было очень здорово. Факт того, что наша старая музыка (Proto-Kaw, "Early Recording From Kansas 1971-'73"), наконец, издана на диске, стал для нас настоящим событием, особенно порадовали отличные отзывы и рецензии - и это на вещи, которые мы создали 30 лет назад. Успех альбома побудил нас вернуться в студию и записать совершенно новый материал, и это было одинаково необычно и замечательно. Лучшим из всего этого было возобновление старой дружбы и совместной работы с парнями - спустя столько лет! Многие из нас не видели друг друга все эти 30 лет, так что это было действительно необычно для нас - все начать с начала. Однако все прошло гладко, и не было никаких противоречий. Все шутки в сторону, ведь мы снова вместе, и мы благодарны этому новому обстоятельству.

VM: Расскажи о том, как вы работали над материалами, позднее сформировавшими первый альбом Proto-Kaw, и сейчас - над песнями для вашего нового диска.

LM: Вещи, вошедшие в первый альбом, были записаны в начале семидесятых: весьма спонтанно и в разных студиях, в общем, нет цельной картины... Тогда это было наше "демо", которое мы рассылали по разным записывающим компаниям. Материалы так и остались бы материалами, если бы не Керри (Livgren), который в один прекрасный день собрал все наши старые записи, ремикшировал их, "подверг" цифровой обработке и, в общем, провел фантастическую работу, без которой ничего бы и не случилось. Керри нынче в пике творческой активности, и песни на новом альбоме - лучшие его вещи за многие-многие годы. Также, Керри сделал все возможное, чтобы сделать наше участие в записи нового альбома легким и приятным. Все мы готовили свои партии самостоятельно, и записывать их в студию приходили либо по отдельности, либо маленькими группками - кто когда мог. И поскольку все мы люди занятые, крепко связанные с основной профессией, такие возможности значительно облегчили нам жизнь. Все было стоящим и полезным, и мы гордимся тем, что записали новый альбом.

VM: Немного относительно имени группы: "Proto" есть "Pre", это ясно, а Kaw, скорее всего, это оригинальное Индейское название местности, где в настоящее время расположен штат Канзас. Правильно?

LM: Ты хорошо знаком с историей Канзаса! То, что ты сказал, абсолютно верно. Хотя на самом деле мы были "оригинальным" Kansas (некоторые так и зовут нас "Ранний Канзас"), мы, конечно, не имеем прав использовать это имя. Тем не менее, как ты видишь, Proto-Kaw (Pre-Kansas) и осмысленное, и во всех отношениях верно звучащее название. Но даже если для многих название нашей группы может звучать действительно непонятно и даже бестолково, то многие и многие команды имели "бестолковые" названия, но только до тех пор, пока они не становились известными, и тогда "бестолковое" название автоматически становится "клевым". В любом случае, название Proto-Kaw меня более чем устраивает.

VM: Ты можешь объяснить, почему Керри ушел из группы тогда, в 1973-м?

LM: Керри оставил наш Kansas, когда мы были откровенно в беспомощном состоянии и исчерпали фактически все наши возможности заполучить какой-либо контракт. К тому времени, мы уже несколько лет жили, не зарабатывая ни цента, и так и не смогли добиться какого-либо успеха. Мы были подавлены неудачами, и все это, конечно, отрицательно сказывалось на взаимоотношениях, на музыке, да на всем! Группа, называвшаяся White Clover, получила контракт, но им не хватало весьма большого количества оригинального материала. В общем, Керри стал для них просто находкой, и вскоре после того, как он присоединился к ним, они сменили название на Kansas и очень быстро добились успеха.

VM: У вас сейчас уникальная ситуация: два альбома Proto-Kaw выпускаются почти один за другим, тогда как первый из них был записан в далеком 1973-м! С выпуском "Before Becomes After" группа становится полноценной действующей единицей современного движения Прогрессивного Рока, а не просто частью истории жанра, как это было бы, если бы все ограничилось выпуском "Early Recordings". Ты размышлял над этими важными обстоятельствами?

LM: Честно говоря, мы немного нервничаем по поводу этой новой ситуации. Первый альбом это действительно часть истории Прогрессива, а люди всегда более снисходительны к таким работам. С новым диском иначе. Не будет никаких извинений, если качество записи "хромает", не будет и слов о новизне музыке. Напротив, поскольку "Before Becomes After" логически идет "в русле" первого диска и, вместе с тем, имеет современное звучание, последует множество сравнений с другими современными командами (описание музыки героя конкретной рецензии путем сравнения с другими исполнителями, невзирая на то, уместны ли сравнения или нет: обычная история в музыкальной журналистике: прим ВМ). Мы очень рады, когда нас называют исполнителями Прогрессивного Рока и знаем, что наша музыка действительно прогрессивна, но мы против стандартизации и упрощенчества. Действительно, есть течение в Прогрессиве, где все можно подогнать под одну "формулу", а структуры всех песен одинаковы. Но мы верим, что Прогрессивный Рок есть нечто большее и понимаем собственно прогрессивность музыки как поиск новых форм ее, эксперимент. Вот почему истинные поклонники Прогрессива испытывают чувство гордости, слушая именно те группы, которые не "гоняют" по радио, которых подавляющее большинство радиостанций просто избегает. 30 лет назад мы играли Прогрессивный Рок до того, как он, собственно, обрел это имя, и многие люди любили нас, хотя многие принимали нас за сумасшедших. Сегодня мы делаем то же самое: наша музыка уникальна и структурирована отнюдь не так как, скажем, наиболее распространенные прогрессивные вещи. В нашей музыке есть также Hard Rock, Jazz, Funk, Avant-garde, и так далее, равно как и красивые мелодии, которые, однако, аранжированы отнюдь не типично. Все это, в нашем понимании, действительно прогрессивно и уникально, но между тем, все нестандартное остается рискованным и сегодня: я имею ввиду вероятность того, что многие люди снова сочтут нас сумасшедшими. (Как раз сегодня таких намного больше, чем в начале 1970-х: прим ВМ) Все же, мы гордимся нашей музыкой и уверены, что будет много и тех, кому она понравится.

VM: Что, по-твоему, снова привело тебя в мир музыки - спустя много лет, как ты расстался с ней? Набор случайностей и совпадений или же Божье Провидение?

LM: Я верю в Божье Провиденье, и таково мое видение всех этих обстоятельств. Они не просто сверхъестественны, но исполнены чудес. Все было запланировано заранее. Мы даже не разговаривали друг с другом за прошедшие тридцать лет, и на тебе - мы снова вместе и снова записываем нашу музыку! Конечно, очень важной оказалась поддержка критикой первого диска. Керри сказал, что факт получения альбомом огромного числа позитивных рецензий стал для него настоящим событием. В общем, все мы восприняли это как позитивный знак.

VM: Kansas это группа твоей юности, и ты стал частью ее в самом начале семидесятых. Было ли это твоим первым появлением на Рок сцене?

LM: Вообще, я начал петь, когда мне было 13 лет. Мои близкие друзья играли в футбол, а я пел музыку "Соул" с различными духовыми группами - вплоть до моего совершеннолетия. Но когда однажды ночью я увидел The Beatles (видимо, по ТВ: прим ВМ), я собрал группу прямо на следующий день, и в ней было несколько парней, которые вместе со мной позже вошли в состав Kansas. Сначала мы играли песни различных исполнителей поп-музыки, но вскоре Керри взялся сочинять оригинальные вещи. В общем, Kansas был моим первым профессиональным шагом в Рок музыке, но я полюбил Английский Рок еще задолго до того.

VM: Кстати, как долго ты продолжал свою активность как Рок музыкант после того, как первая страница истории Kansas оказалась закрытой?

LM: После Kansas, я несколько лет пел в клубных группах, и мы, в основном, исполняли чужую музыку (тоже знакомая история: множество профессиональных музыкантов "осели в кабак" после сонма бесплодных попыток пробиться с собственным творчеством: прим ВМ). Мне это, конечно, не нравилось. Я соскучился по возможности исполнять оригинальную музыку и, в конце концов, бросил все это дело. Через несколько лет, в начале 1980-х, один из моих друзей пригласил меня поучаствовать в его проекте. Группа называлась Plastique и исполняла смесь Рока и "Новой Волны". Меня эта музыка радует до сих пор. После этого я был вне музыки и даже не пел вплоть до возрождения Proto-Kaw.

VM: Ты из категории тех вокалистов, чья манера пения непосредственно оригинальна. Это что, харизма, или тебе просто удалось избежать "чужого" влияния? Я задаю этот вопрос, так как ты, конечно, успел прослушать множество групп и, следовательно, певцов до того, как оказался в Kansas.

LM: Спасибо на добром слове. Я не прилагал и не прилагаю усилий, чтобы звучать оригинально, но певцов, которых я люблю слушать великое множество. Когда я был совсем молод, я старался подражать некоторым из них, но потом все прошло как-то само собой, и сейчас ты слышишь то, что, собственно, есть. Тем не менее, я "поставил" свой фальцет благодаря многократным прослушиваниям Иана Гиллана: это был такой новатор вокала (!), а Deep Purple я готов смотреть и слушать всегда, когда возможно. Поскольку я пел "Соул", само собой, мне нравились (и нравятся) певцы и этого направления: Джеймс Браун и Отис Реддинг, также я люблю Роберта Планта и Стива Перри. В общем, я, так или иначе, подвергся влиянию певцов многих направлений, и мой голос, возможно, является "суммарным гибридом" голосов тех вокалистов, которых я уважаю. На самом деле, я обладаю осознанием того, что у меня есть "свой" голос. Отнюдь не считая, что у меня отменный во всех отношениях вокал, я, тем не менее, умею работать с голосом, изменять его при необходимости, пою эмоционально и страстно. Это все вещи, над которыми я постоянно должен работать, и я стараюсь звучать "разно" как можно чаще, особенно в композициях Керри.

VM: Претерпели ли изменения твой голос и твоя манера пения с годами? Услышим ли мы твои замечательные вокализы и на новом альбоме Proto-Kaw?

LM: Я поначалу буквально страшился петь на новом альбоме, ведь я не пел с 1984-го года! Когда я впервые спел дома несколько партий, я нашел свой вокал весьма жалким. Голос это как мускул, и поначалу он был определенно не в форме. Но как только я начал усиленно заниматься, мой "настоящий" голос вернулся ко мне, хотя должен признать, что я был весьма удивлен тем, что мне удалось восстановить не только сам голос, но и диапазон, который я охватывал 30 лет назад. Более того, странно, но я чувствую, что мой голос стал много лучше, чем в те далекие времена. Структура песен Керри на новом альбоме такова, что позволяет мне петь в самых разных интонациях. В итоге, Керри снова предложил мне использовать местами мой голос как музыкальный инструмент, и мои новые вокализы ему понравились!

VM: Я видел artwork обложки буклета диска, созданный Кеном Вестфалом для "Before Becomes After", и он выглядит очень впечатляюще. Но что, по-твоему, символизирует этой разъяренный "пылающий бизон" - интенсивность музыки альбома, движение вперед, ваш родной штат Канзас, что-то иное?

LM: Кен проделал огромную и замечательную работу по созданию обложки буклета! В картине, мы хотели видеть что-то, имеющее прямое отношению к нашему родному Канзасу в соединении с концепцией альбома и интенсивностью музыки на нем. В наших головах сразу возникли картины прерий, в том числе горящих прерий, торнадо, бизонов. В общем, все сходилось к главным особенностям, символам Канзаса - прериям и бизонам, мы остановились на бизоне, несущемся по горящей прерии, а Кен превосходно визуализировал наше видение обложки диска. Кстати, на обратной стороне обложки бизон мирно отдыхает на снегу - после того, как "удрал" от огня, конечно.

VM: Новый альбом Proto-Kaw снова целиком является детищем Керри? Все ли песни новые или есть что-то из ранних?

LM: Всю музыку написал Керри, и это прекрасный материал. На новом диске собраны исключительно новые вещи, вернее новые и по-новому звучащие. Керри написал пять новых песен и в корне переработал четыре, сочиненные им в те давние времена, но так и оставшиеся не записанными. Что было особенно приятно, мы все продолжили экспериментировать с нашим звучанием, прямо как в старые добрые времена, только сейчас у нас много больше возможностей работать со звучанием в целом и с каждым звуком в отдельности. В наши ранние годы, мы мечтали использовать скрипки, перкуссионные инструменты, разные эффекты в нашей музыке, но возможностей не было. Теперь все изменилось. Я также должен сказать, что каждый из нас, в Proto-Kaw, высоко ценит, что Kerry вернулся к проекту и продолжает работу вместе с нами. У него своя музыкальная карьера, своя студия, и возрождение Proto-Kaw, естественно, отвлекло его от привычных дел, но мы знаем, что Керри также рад этому и гордится всеми нашими достижениями.

VM: А что насчет состава музыкантов на "Before Becomes After": он такой же, что и на "Early Recordings"?

LM: В основном, состав группы тот же. Это Dan Wright on keyboards, Kerry on guitar and piano, John Bolton on sax and flute, Brad Schulz on drums и я на вокале. Оригинальный басист Rod Mikinski занят с основной работой "под завязку", но партии одной песни он, все же, выбрался записать. В любом случае, приглашение нового басиста было необходимостью, и им стал Craig Kew. Что касается оригинального пианиста, то Don Montre умер много лет назад, и партии пиано взял на себя Керри. Однако если нам предстоят выступления, нам, скорее всего, придется ангажировать еще одного клавишника.

VM: Где будет издан "Before Becomes After" - снова на Cuneiform, на Kerry's Numavox или на каком-то ином лэйбле?

LM: Это лэйбл Керри, Numavox. Мы высоко ценим Cuneiform Records и "они" сделали для нас очень много. Это замечательные люди, но мы хотим выпустить альбом быстрее, нежели они в состоянии это сделать. (Понятно: этот год-то юбилейный для группы: прим ВМ)

VM: Будет ли турне в поддержку альбома - хотя бы в Штатах?

LM: Мы учитываем важность этого, и сыграем живьем как минимум однажды - на вечеринке по поводу выхода альбома, которая состоится в самом начале Января. У нас есть несколько предложений, но большинство организаторов концертов не знают нас. В общем, мы посмотрим на развитие событий. Может, мы станем популярными в Европе? Мы очень бы хотели иметь там турне.

VM: Имеются ли у команды хотя бы предварительные намерения записать и реализовать еще один, третий диск Proto-Kaw?

LM: В данный момент мы лишь в ожидании, как все выйдет с этим, вторым диском. Хотя, в общем, мы определенно рассчитываем выпустить третий альбом.

VM: Возможно ли, что ты примешь участие в каких-то иных музыкальных проектах, оставаясь участником Proto-Kaw, и что, на сей раз, ты продолжишь свою музыкальную деятельность, если группа снова развалится?

LM: Я был бы счастлив петь в любой группе, которая пригласила бы меня! Если же серьезно, Proto-Kaw это моя страсть, и в фокусе будет лишь эта группа. И все же, я столько лет провел в бездействии, что сейчас был бы рад петь столько, сколько бы смог. Посмотрим, что получится.

VM: "Под занавес", позволь мне задать личный вопрос. Какие вещи, образно говоря, ты считаешь самыми важными в твоей жизни?

LM: Моя семья, друзья, религия и, к счастью, снова мое пение. Получив еще один шанс петь для меня, должно быть, то же самое, как для кого-то возвращение к нормальной жизни из предсмертного состояния. Возможно, это звучит несколько патетически, но я очень счастлив, что у меня снова появилась такая возможность. У нас у всех есть работа, дети, и мы делаем все, что каждый должен делать, но все произошло внезапно, и у нас снова появился шанс исполнять свою музыку . В таком возрасте, когда большинство музыкантов сходит со сцены, мы восходим. Это потрясающе! В результате всего этого, я понял, что артисты ДОЛЖНЫ ценить своих поклонников и всех, кто слушает их музыку. За последние 30 лет я так много слышал о том, как неуважительно (и т.п.) музыканты (артисты вообще) поступают в отношении своих поклонников, компрометируя, таким образом, себя и свой талант и подвергая риску свои возможности. Это заставляет меня думать, что бы я сделал, если бы я стал действительно популярным музыкантом. Что, в свою очередь, означает, что если у Proto-Kaw будет настоящая "фан-база", будет очень важно мне и всем нам быть искренне благодарными и отзывчивыми в отношении тех, кому нравится наша музыка.

VM: Спасибо огромное, Линн, за то, что нашел время для этого интервью. От всего сердца, я желаю тебе здоровья и счастья и, чтобы сбылись твои самые заветные желания.

LM: Спасибо большое, Виталий, и за твое время и работу над этим интервью. Твои вопросы обладают проницательностью, и они представляют собой лучший сет из тех, которые я когда-либо получал для интервью. Мне было приятно общаться с тобой.

!Отдельное спасибо нашему общему другу Кену Вестфалу, одному из самых замечательных прогрессивных (во всех смыслах) художников в наши дни.

Интервью с Lynn Meredith на Английском языке можно прочесть >здесь.

VM: October 16, 2003
content

Related Links:
Proto-Kaw
Numavox Records


ProgressoR / Uzbekistan Progressive Rock Pages


The manual will provide you with full information on property and jeffgambler.com